• Главная страница
  • Новости
  • Объявления
  • Фотоальбом
  • Форум
  • Блог
  • Блог » Культура, искусство, история » Семейство Чеховых в Воронежской губернии.
    Блог » 2015 » Сентябрь » 29 » Семейство Чеховых в Воронежской губернии.
    21:08
    Семейство Чеховых в Воронежской губернии.
    Автор Романов Е.П.
    Среди многочисленного семейства Чеховых, кто переехал из села Ольховатка и жил в ХIХ – ХХ веках в Богучарском уезде, есть и семья Евгения Емельяновича Чехова. О ней мне рассказала в своё время жительница села Филоново Богучарского района Во-ронежской области Анастасия Евдокимовна Чернышова: «Евгений Емельянович Чехов имел пятерых детей: Марию, Константина, Анну, Валентину и Ивана. Евгений Чехов, бывший сельский псаломщик, выхлопотал бесплатное обучение в духовной семинарии для старшего сына Ивана» . 
    Расчет был на то, что Иван, окончив семинарию, поможет получить образование младшим братьям и сестрам. Так и вышло: Константин стал бухгалтером, Иван - священ-ником, Анна и Валентина - врачами. Мария Евгеньевна, окончившая Воронежское епар-хиальное училище в 1911 году, работала учителем в селе Филоново, а в 1913 году её пе-ревели в село Плесновка. 
    Владимир, сын Ивана Чехова, вспоминал: «Наш род берет начало от Чеховых, проживающих в селе Ольховатка Острогожского уезда Воронежской губернии. Где – то в середине XIX в. семья моего предка перебралась в село Филоново Богучарского уезда, которое находится недалеко от Ольховатки, а сам я не Струнников Владимир Алексан-дрович, а Чехов Владимир Иванович. (О перемене его фамилии и отчества я ещё расска-жу. – Е.Р.). В детстве часто слышал в разговорах взрослых упоминания о родственниках, оставшихся в этом селе… Отец был мастером на все руки: токарем, столяром и плотни-ком. Вся наша деревянная мебель и множество ульев для пчел были сделаны им. Он чи-нил часы, швейные машинки, даже мотоциклы и впервые появившиеся в селах трактора. Дубил кожи и сам шил для нас обувь. Из многочисленных шкурок кроликов шил нам разнообразную меховую одежду и шапки. Из различных выброшенных машинных частей соорудил маслобойку. Прекрасно фотографировал» 
    Иван женился на Ларисе Митрофановне Поповой (прожила 89 лет), которая явля-лась дочерью филоновского священника. «Она получила хорошее образование в каком-то специальном воронежском заведении для благородных девиц. Такая возможность пред-ставилась ей благодаря тому, что директором там был муж двоюродной сестры моей ба-бушки. Единственный брат матери погиб во время Гражданской войны, и всю жизнь ба-бушка тяжело переживала его гибель. Мать замечательно вышивала, и это было един-ственным доходом семьи в те времена, когда после ареста отца и моего отъезда осталась с двумя девочками» . 
    В двадцатые годы семью раскулачили. Владимир рассказывал: «О фамильном с ней родстве (имеется в виду семья Антона Павловича Чехова. – Е.Р.) подсказала бы хра-нившаяся в нашей семье фотография Антона Павловича с дарственной надписью на об-ратной стороне и подписью. Кому была подарена эта фотография, меня тогда не интере-совало, а потом уже было поздно - ее навеки поглотил архив НКВД. Накануне ареста от-ца в 1928 году богучарский чекист, проводивший обыск, заинтересовался фотографиями, а среди них и оказалась фотография Антона Павловича. Увидев ее, чекист спросил, где живет этот Чехов, а когда объяснили, что на фото известный писатель, умерший в 1904 году, представитель «органов» обещал все проверить и разобраться. Разобрались они или нет, не знаю, а тайна дарственной надписи так и осталась мной неразгаданной» . 
    Совсем недавно удалось разгадать тайну этой фотографии. Помогла в этом Лариса Струнникова, дочь Владимира, проживающая в г. Москва. Она подарила мне книгу В.А. Струнникова «Шелковый путь», изданную Российской академией наук в 2004 году. В книге есть строки о том, что фотография Антона Павловича Чехова с дарственной надпи-сью, была сделана в фотостудии Л.Э. Непперта. 
    Не так давно «Воронежская неделя»  опубликовала заметки Николая Дядина «Фо-тографъ Смирновъ и другие», в которых упоминается, что Л.Э. Непперт работал в Богу-чаре до начала XX века. Как пишет в книге Владимир Струнников, «в этой же студии фотографировались в молодости и мои родители». Снимки Ивана Евгеньевича Чехова и Ларисы Митрофановны Чеховой (Поповой) и сейчас хранятся в личном архиве Ларисы Владимировны Струнниковой. Я же располагаю несколькими письмами Ларисы Струн-никовой, в одном из них она сообщает: «В свое время Мария Евгеньевна сумела доказать свое родство с А.П. Чеховым, общалась с сестрой Антона Павловича Марией и ей даже предлагали заведовать домом – музеем Чехова в Ялте». 
    Можно было предположить, что Антон Чехов был в Богучаре и фотографировался у Л.Э. Непперта. Но возникает вопрос: когда это произошло? И ответ на вопрос найден. 
    В ходе краеведческих изысканий, касающихся биографии деда Антона Павловича Чехова, удалось познакомиться с британским литературоведом и историком, профессором русской и грузинской литературы колледжа Королевы Марии Лондонского университета Дональдом Рейфилдом. Тогда я обратился к нему с просьбой оказать содействие в поиске. В своем письме на вопрос: «Когда Антон Павлович Чехов был в Богучаре?» Дональд Рейфилд сообщил, что в своей книге «Жизнь Антона Чехова» он писал: «Павел Егорович одолевал Антона и Колю поручениями: навестить отца Василия Бандакова, узнать, что слышно о старой няне, заехать в Твердохлебовку… поклониться гробу деда».  
    Происходило всё в конце августа 1880 года, когда Антон возвращался из Таганрога в Москву. Дорога в село Твердохлебовка была хорошо известна Михаилу Егоровичу Че-хову. (Родной дядя Антона Павловича Чехова - Е.Р.) Когда он ехал на похороны отца из Таганрога в Твердохлебовку в марте 1879 года, то путь из Кантемировки до Твердохле-бовки на лошадях, протяженностью 45 верст, занял у него семь часов. 
    Что бы читателю было понятно сообщу, что Чеховы родом из с. Ольховатка Воронеж-ской губернии и дед Антона Павовича Чехова похоронен в селе Твержохлебовка Воро-нежской губернии. Но о том, как протекала жизнь представителей рода Чеховых в Твер-дохлебовке, малоизвестно. С помощью московского краеведа Евгения Евгеньевича Па-житнова. Мне удалось восстановить его родословную Чеховых проживающих в с. Твер-дохлебовка Воронежской губернии. 
    Работая с Метрическим книгами Богучарского ЗАГСА (запись актов гражданского со-стоянии – Е.Р.), мне удалось установить, что Александра Егоровна Кожевникова (в деви-честве Чехова), проживала с Василием Григорьвичем в Твердохлебовке, согласно Метри-ческой книге Твердохлебовской церкви родила ему четверых детей - Наталью в 1855, Ва-силия в 1859, Веру в 1873 и Прасковью -24 марта  1874 году .
    При этом  16 октября 1874 года Наталья в 19 лет вышла замуж за Андрея Петровича Лунцева (19 лет), Вера в 3 февраля 1895 года в  22 вышла замуж за Андрея Константино-вича Руденкова (40 лет), а Василий  11 ноября 1887 года женился на Надежде Алексан-дровне Фалеевой (18 лет) (умерла  27 ноября 1908 года).
    Метрические книги за период 1891 по 1908 зарегистрировали, что у Василия Василье-вича Кожевникова в браке с Надеждой Алексеевной Фалеевой, в общей сложности роди-лось десять детей. Дочери Пелагея (1889 года), Анна (21 января 1891 года), Александра (1901 – 9 июля 1902 года) и Клавдия (30 октября 1903 года), сыновья Константин (15 мая 1893 года), Михаил (23 мая 1896 года) и  Николай (28 июля 1898 года –1 октября 1908 го-да)  и Митрофан (29 мая 1906 году) и близнецы Матвей и Григорий (14 октября 1908 году –14 ноября 1908 года). Сам Василий Георгиевич Кожевников прожил долгую жизнь и умер 21 апреля  1904 года.
    Четверо детей - Александра, Митрофан, Матвей и Григорий – умерло молодыми, как сложилась судьба остальных неизвестно. Интересно, что Матвей и Григорий родились 14 ноября 1908 года, умерли в возрасте одного месяца, мать умерла 27 ноября 1908 года.  Че-рез 13 дней после рождения близнецов. Ее муж Василий женился второй раз.  От второго брака Василия  Васильевича Кожевникова с Марией Георгиевной (фамилия неизвестна) родилась дочь Александра (25 апреля 1911 года – 2 июля 1911 года), 2 августа 1912 года родился сын Антон, 18 января 1914 года сын Федор – умер 8 июля 1914 года, и сын Васи-лий  (1  марта 1917 года – 23 июля 1917 года).
    12 ноября 1910 года Пелагея Васильевна Кожевникова  вышла замуж за Михаила Ильича Маслова (24 года).
    Так, что ветвь Чеховых, наверное, и сейчас живет в  Воронежской области и в селе Твердохлебовка под фамилиями Кожевниковы, Лунцевы и Рудневы. 
    В 1985 году в г. Богучаре побывала Белла Клещенко, исследователь творчества А.П. Чехова. Она посетила с. Твердохлебовка с целью отыскать могилу деда  Антона Чехова. Но никто из жителей села не смог показать место захоронения. Но она продолжила поис-ки и ей сопутствовала удача. Один из жителей вспомнил, что на могиле лежал камень. В местной богучарской газете «Сельская новь» она писала: «Под раскидистым деревом, в окружении семьи Дудкиных, мы увидели надгробную плиту в ямке. Было ощущение, что ее положили сюда недавно, она как – то странно расположилась в ямке, частично заросла мхом, частично присыпана землей» 
    В результате долгих поисков на кладбище была найдена плита, заросшая мхом и засы-пана землей. Пришлось долго вычищать плиту, чтобы прочесть хотя – бы несколько слов: «Богу», «Чехов» и 1879 – год смерти Егора Михайловича Чехова.
    Поиском родословной А.П. Чехова в Богучарском районе занимались многие среди них и английский профессор Лондонского университета Дональд Рейфил, который в 1995 году прислал письмо в районный ЗаГс с просьбой оказать ему содействие. Его инте-ресовали связи Александры Чеховой с Антоном. Он в частности сообщал о том, что по его сведениям  от Александра с 1877 года  не было писем Антону, но в этом году она по-слала три рубля Павлу Егоровичу. В письме он сообщил так же, что в конце 1870 года Василию Григорьевичу Кожевникову грозил суд за растрату казенных денег 200 рублей.
    Антон Павлович Чехов родился за год до отмены крепостного права. А за двадцать один год до этого его деду, Егору Михайловичу, ценой неимоверного труда удалось ско-пить три с половиной тысячи рублей и выкупить всю семью из крепостной зависимости. Богучарцы знают, что род Антона Павловича Чехова неразрывно связан и с их краем.
    Егор Михайлович вспоминал: «Я обратился к помещику с просьбой об освобожде-нии меня и моей семьи от крепостничества. Помещик посчитал всех членов семьи и нашел, что для выкупа моей дочери Александры денег не хватает, и он отдал мне ее бес-платно, как малоценный товар». Когда же были оформлены документы об освобождении семейства от крепостного права, помещик подарил Егору Михайловичу «… две телеги с парой лошадей каждая. Собрав свой скудный скарб, среди которого я вез два короба книг и журналов, подаренных мне членами семьи помещика, на другой день ранним утром, простившись со своим учителем грамоты Сидором и его семьей, я покинул имение Оль-ховатку (после выкупа на волю Егор Михайлович прожил в Ольховатке с семьей еще два года. - Е.Р.) место мрачной жизни крепостного раба». 
    Путь его семьи лежал через Россошь, мимо деревни Митрофановка, села Райнов-ское и хутора Даниловка. Только к вечеру в субботу прибыли в Константиновку (ныне Кантемировка). На другой день, в воскресенье, проехав деревни Талы и Писаревку, они оказались в с. Твердохлебовке, чтобы здесь выдать свою дочь Александру замуж: «Она была очень юная, и я боялся везти ее в город, ибо там жулики ее могут обмануть». Дочь была выдана замуж за сельского писаря Василия Григорьевича Кожевникова, грамотного человека, которого и сочли достойным. Сохранились воспоминания о деде писателя А.П. Чехова Егоре Михайловиче Чехове и семье его дочери Александры Егоровны, записан-ные Андреем Константиновичем Руденко со слов своей матери Веры Васильевны Руден-ко, дочери Александры Егоровны Чеховой (Кожевниковой). В записях сообщалось: «Егор Михайлович Чех, отец моей матери Александры Егоровны Кожевниковой, часто навещал свою дочь, проживающую в с. Твердохлебовка Воронежской губернии в 15 верстах от уездного города Богучара. Это посещение обычно приурочивалось к осени, после окон-чания сельскохозяйственных работ в имении помещика Платова на Донщине, где Егор Михайлович работал управляющим его имения. 
    Путь в село Твердохлебовку был нелегким, так как большую часть его надо было преодолевать на лошадях в дождливую осеннюю погоду. Для всех нас его приезд был ра-достным и желательным, особенно для его дочери, нашей матери, которая очень тоскова-ла за своими родными, будучи оторванной от них с юношеских лет своей жизни. Егор Михайлович тоже охотно проводил зиму у своей дочери Егоровны (так он ее именовал), питая к ней особенное чувство трогательной жалости из-за ее постоянной тоски по мате-ри. Нас в семье было пять человек. Три старших сестры: Анастасия, Мария, Анна, брат Василий и я - младшая дочь Вера» . Егор Михайлович пользовался большим авторитетом не только у жителей Твердохлебовки (давал практические советы по сельскому хозяйству и пчеловодству), но и у представителей Земской управы Богучара, куда его в каждый приезд к дочери приглашали для участия в заседаниях. «В знак глубокого уважения Егору Михайловичу присылали из управы газеты и всевозможную литературу, которую он с большим интересом прочитывал. По словам детей Александры Егоровны, Егор Михай-лович был очень умным и начитанным человеком, который на все вопросы давал разум-ные ответы», - вспоминала Вера Васильевна Руденко. Ефросинья Емельяновна и Егор Михайлович Чеховы очень переживали, что их дочь Александра не могла учиться, ведь ее брат Павел (отец А.П. Чехова) учился в гимназии. Вместе с тем дети Александры - три дочери и сын - обучались грамоте в местной приходской школе, а младшую Верочку, лю-бимую внучку, он обучал грамоте сам. 
    Вскоре семью постигло горе: муж Александры Егоровны Кожевниковой (Чеховой) Василий Григорьевич потерял зрение. «К этому времени детей у Александры Егоровны было уже пять человек - четыре дочери и один сын. Положение сделалось затруднитель-ным, во главе семьи стал несовершеннолетний сын Василий, который вел небольшую торговлю при доме и смотрел с сестрами за пасекой и огородом». Однажды Егор Михай-лович был приглашен на заседание управы и взял с собой внуков. В Богучаре он позна-комился с одним из сотрудников управы - «Кудиновым Акимом, работающим там около 4 лет и проживающим в Богучаре. 
    Прошло некоторое время, и Егор Михайлович предложил Александре Егоровне устроить семейную жизнь ее старшей дочери Анастасии с Кудиновым Акимом». И моло-дые впоследствии поженились. Здесь же, в Богучаре, Егор Михайлович «знакомится с торговцем оптовой продажи мануфактуры Павловым Михаилом» из деревни Верхняя Гнилуша. «Он начал советовать дочери об устройстве семейной жизни второй ее дочери Марии, что и было сделано через год после замужества первой дочери», - отмечает в сво-их воспоминаниях Вера Васильевна Руденко. Сам Егор Михайлович жил в Таганроге, куда к нему наведывались дети и внуки. Однажды во время разлива, когда к Богучару по реке стали проходить баржи и пассажирские пароходы, Александра Егоровна вместе Ве-рой отправилась по Дону в имение Платова, где жил Егор Михайлович: «На другой день утром мы прибыли к месту жительства Егора Михайловича, где он нас встретил и повел в свой домик. Открыв дверь, мы увидели старенькую, слабенькую женщину, сидевшую на постели с протянутыми к нам руками. Моя мама с рыданиями бросилась к ней, упала пе-ред ней на колени и без конца целовала бабушкины руки. Я повторяла за мамой то же са-мое и громко плакала». 
    Через сутки они вернулись в Богучар, а затем в Твердохлебовку. В июле 1878 года Ефросинья Емельяновна умерла. В начале октября Егор Михайлович в сопровождении сына Митрофана Егоровича приехал в Твердохлебовку с просьбой к Василию Кожевни-кову помочь с ликвидацией дел в имении Платова. Митрофан Егорович пробыл в Твер-дохлебовке три дня и отбыл назад. В конце лета и осенью 1878 года Е.М. Чехов побывал у внуков в Таганроге, Москве, Калуге, а затем на новый год приехал в Богучар и Твердо-хлебовку. 
    В своем письме 13 января 1879 года из с. Твердохлебовка Е.М. Чехов писал:   «Господи Благослови! Сердоболящие Мои дети Павел. Евочка с детками, Мишинька, Ли-эинька и Петинька (...) письма ваши от 13 и 25 декабря я имел счастье и удовлетворение в Твердохлебовой получить (...) благодаря всех вас за оказанные благодеяния ваши в быт-ность мою в Москве, да воздаст вам Господь (...) говорят, что будет опять война, помилуй бог (...) Кланяются Вам Василий Григорьевич и Александра Егоровна Кожевникова с детками. Е. Чехов».  
    Вера Васильевна Руденко вспоминала: «Приближались рождественские праздни-ки, и Егор Михайлович, несмотря на большие морозы, решил посетить все церковные службы. В его адрес были получены поздравительные праздничные послания от сыновей, знакомых и работников земской управы г. Богучара, что очень обрадовало его. В конце января земская управа все же решила сделать ему приглашение приехать на совещание, от чего он отказался по состоянию здоровья и просил при надобности прислать к нему агро-нома, где он сможет дать какие-либо советы. Что и было сделано. Прошли морозные ме-сяцы, приближалась весна, и Егор Михайлович стал тяготиться своим бездельем, начал вспоминать свою трудную жизнь с самых ранних лет. Дочь Александра Егоровна и внук Василий успокаивали его, говоря: «Отдохнешь хорошо и снова начнешь трудиться». Но время больше не пришло. Егор Михайлович начал жаловаться на недомогание и большую слабость. Уставал даже читать и просил меня, внучку, помогать ему в этом. Читали мы больше на религиозные темы и журналы по сельскому хозяйству. Внук Василий, с ведома Егора Михайловича, обратился в сельскую управу с просьбой прислать врача проверить состояние здоровья дедушки. Врач нашел у Егора Михайловича большую слабость отно-сительно физической нагрузки прошлого, отразившейся на сердечной деятельности. Видя ухудшающееся состояние здоровья дедушки, мать написала всем дочерям письма с прось-бой навестить дедушку. 
    Внучки своим приездом очень обрадовали Егора Михайловича. При этом Егор Михайлович высказал мысль пригласить сына Митрофана приехать его проведать, так как он уже плох и не может никуда двинуться. Письмо брату Александра Егоровна напи-сала, и он уже через неделю приехал в Твердохлебовку. Егор Михайлович настолько об-радовался, что от радости расплакался. Мы все очень разволновались и с трудом успокои-ли дедушку». Предчувствуя близкую кончину, Егор Михайлович решил посетить род-ственников. В письме, направленном отцу Антона Павловича Чехова его братом Митро-фаном, сообщалось: «В воскресенье 11-го числа он был в Богучаре в гостях у Настеньки. Прощаясь с ними … он им пророчески сказал: теперь я всех детей и внуков проведал и благословил, так как Исаак Якова, Яков Иосифа и братию его; этим я приготовил себя к погребению». А 12 марта Егор Михайлович вернулся в Твердохлебовку и «почувствовал дурноту», к нему был приглашен священник для исповеди. «После окончания таинства священника он попытался пройти по комнате поддерживаемый с одной стороны Васили-ем Григорьевичем, с другой сестрой. На поворот обратно он преклонил колено, и более у нас не стало отца, благодетеля….» Случилось это в 5 часов по полудню. Священник отец Константин прочитал отходную молитву. Иван Феофанович Луценко сразу же направил телеграммы всем детям Егора Михайловича. Митрофан Егорович и Людмила Павловна Чеховы ответили сразу же и попросили, чтобы отца не хоронили без них. Уже 14-го числа в 11 часов вечера они прибыли из Ростова в Кантемировку, где их встретил Иван Феофа-нович, и через час, проехав на лошадях 45 верст, к 7 часам утра в четверг, 15-го, были в Твердохлебовке. 
    Тело покойного все это время лежало в местной церкви. Похороны состоялись 15 марта 1879 года на местном кладбище. Егора Михайловича похоронили с почестями. Как сообщал в письме Митрофан Егорович, такого не видели даже в городе. На могиле был поставлен «дубовый крест с резьбой имени и фамилии, кто здесь покоится». В пятницу, 16 марта, Митрофан Егорович, вместе с женой выехал из Кантемировки в Ростов, а затем в Таганрог. Шестого апреля 1879 года было отправлено первое письмо отцу А.П. Чехова, в котором Митрофан Егорович и Людмила Павловна Чеховы, побывавшие в Твердохле-бовке, подробно описали последние дни жизни и похороны. Они попросили прочитать письмо Михаилу Михайловичу, а потом отправить его в Калугу родственникам с прось-бой впоследствии прислать письмо обратно в Таганрог. Письмо это просто бесценно. Оно было найдено в Государственном историческом музее в Москве краеведом Евгением Па-житковым. Выдержки из него частично использованы мною при написании этой статьи. Интересно, что в нем описано, как проходили последние дни деда А.П. Чехова и сами похороны. В частности, сообщается: «Через час после нашего приезда отслужена была панихида ... через два часа явилось все духовенство – три священника, дьякон и причет-ники опять служили панихиду…». Вынос тела на крыльцо, во двор и при выносе за двор трижды сопровождался чтением Святого Евангелия, а «...на колокольне производился пе-чальный протяжный звон. Шествие из церкви началось похоронным пением … на ста-ринный напев». На протяжении всего пути до храма сделали две остановки. В церкви от-служили Литургию по покойнику. При отпевании погребения и прочтения отцом Миха-илом надгробной проповеди гроб с покойником держали на руках. Шествие на кладбище шло медленно и сопровождалось пением и чтением Евангелия. 
    Второе письмо было написано на адрес Павла Егоровича и Евгении Михайловны Чеховых 29 апреля 1879 года из Таганрога. В нём сообщалось, что «завтра … ему испол-нится 40 дней» и по сему поводу будут служить Литургию и панихиду в церкви детского приюта. 
    Несомненно, Антон Чехов побывал в Богучаре и посетил могилу деда, встречался с родственниками. В то время в городе жила его двоюродная сестра Анастасия Кожевнико-ва, которая была замужем за сотрудником Богучарской управы Акимом Кудиновым. Не-далеко от них жили и дети Евгения Емельяновича Чехова. 
    Какие-то воспоминания о той поездке из Кантемировки до Твердохлебовки и в Бо-гучар легли и в повесть Антона Чехова «Степь». В повести, например, упоминается о бо-гучарском остроге: «Егорушка взглянул на часовых, тихо ходивших около высокой белой стены, на маленькие решетчатые окна, на крест, блестевший на крыше, и вспомнил, как неделю тому назад, в день Казанской Божией Матери, он ходил с мамашей в острожную церковь на престольный праздник; а еще ранее, на Пасху, он приходил в острог с кухар-кой Людмилой и с Дениской и приносил сюда куличи, яйца, пироги и жареную говяди-ну; арестанты благодарили и крестились» . 
    Кстати, именно этот сюжет с острогом лег в основу картины известного художни-ка - передвижника С.В. Иванова «У острога», написанную в Богучаре в 1885 году. 
    В повести упоминается и местное кладбище: «За острогом промелькнули черные, закопченные кузницы, за ними уютное, зеленое кладбище, обнесенное оградой из бу-лыжника» и «небо сходится с землею, около курганчиков и ветряной мельницы, которая издали похожа на маленького человечка, размахивающего руками». 
    А также мы видим, как «сжатая рожь, бурьян, молочай, дикая конопля - вся, побу-ревшее от зноя, рыжее и полумертвое, теперь омытое росою и обласканное солнцем, ожи-вало, чтоб вновь зацвести... Летит коршун над самой землей, плавно взмахивая крыльями, и вдруг останавливается в воздухе, точно задумавшись о скуке жизни, потом встряхивает крыльями и стрелою несется над степью, и непонятно, зачем он летает и что ему нужно. А вдали машет крыльями мельница... Обоз расположился в стороне от деревни на берегу реки». 
    В повести очень остро отражены и переживания героя: «Егорушка думал о бабуш-ке, которая спит теперь на кладбище под вишневыми деревьями; он вспомнил, как она лежала в гробу с медными пятаками на глазах, как потом ее прикрыли крышкой и опу-стили в могилу; припомнился ему и глухой стук комков земли о крышку... Он представил себе бабушку в тесном и темном гробу, всеми оставленную и беспомощную». 
    Особенно трогают последние слова в повести: «Егорушка почувствовал, что с эти-ми людьми для него исчезло навсегда, как дым, всё то, что до сих пор было пережито; он опустился в изнеможении на лавочку и горькими слезами приветствовал новую, неведо-мую жизнь, которая теперь начиналась для него...». В этих словах как бы прощание с родными из Таганрога и богучарского края, переживания Антона Павловича Чехова, свя-занные с новой жизнью в Москве. 
    Упоминание о поездке в Богучар остались и в письме, датированном 18 января 1887 года, М.Е. Чехову от Антона Павловича, в котором он пишет о беседе со своим дру-гом издателем А.С. Сувориным: «Всякий раз когда мы видимся у нас бывает разговор об Ольховатке, Богучаре…».  
    Но вернемся к семье Ивана Чехова. Иван родился в Филонове. Он оказался пре-красным фотографом, имел свое фотоателье. Наверное, талант светописца унаследовал от отца. У меня в архиве сохранилась его фотография богучарских мальчишек, датируемая 1915 годом. В конце 20-х годов его раскулачили. В 1932 году он вернулся в Богучар, сно-ва открыл фотоателье, но вскоре вновь был арестован. На печатном бланке Воронежской епархии значилось, что его расстреляли 23 октября 1937 года. Уже в 2004 году Ларисе Струнниковой удалось выяснить, что дело № П-14619 с документами Ивана Чехова хра-нится в Воронежском ФСБ. 
    Относительно благополучно сложилась судьба сына Ивана – Владимира, 1914 года рождения, известного впоследствии как Владимира Александровича Струнникова, Героя Социалистического Труда, действительного члена РАН, российского селекционера-генетика. В дни празднования своего юбилея он вспоминал: «После раскулачивания и ареста отца мы вынуждены были переселиться к родственникам в Богучар. Из источни-ков доходов у нас остался только один - мамино вышивание. Но на нем много не зарабо-таешь. Поэтому, списавшись с другими родственниками, решили разъехаться по разным семьям. Мне, рассудили, надо отправляться к тетушке по отцу Валентине Евгеньевне, бывшей замужем за профессором-хирургом Струнниковым Александром Николаеви-чем» . 

    Александр Николаевич родился в 1879 году и защитил докторскую диссертацию при медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге. В своей книге «Шелковый путь» Владимир Струнников вспоминал: «Они меня усыновят, после чего мне, возможно, откроется дорога в вуз. Их семья жила в Краснодаре, но ко времени моего приезда про-фессор решил перебраться в Микоян-Шахар, столицу Карачаево-Черкесии на постоянную работу. Там мы все и оказались. Так как у меня удостоверение об окончании семилетки (Владимир закончил семилетку в Богучарской городской школе. – Е.Р.) было выписано на имя Чехова, то планировалось, что я снова пойду в среднюю школу, но уже как Струн-ников, в расчете на ближайшее переоформление документов. Я снова оказался в 7-м клас-се…. 

     Меня волновало, каким должен быть сын профессора - умным или средним? Ре-шил, что - умным. Может быть, тогда поверят, что я настоящий сын профессора. В школе все протекало без осложнений. Однажды я познакомился со студентом Горского сельско-хозяйственного института, который находился в г. Орджоникидзе, и узнал, что там есть отделение пчеловодства и шелководства. Как раз то, что нужно для осуществления моей детской мечты. Казалось, события развиваются вполне благоприятно. Но в начале мая 1931 года скоропостижно скончался Александр Николаевич. Я снова оказался «у разбито-го корыта»: мое усыновление он не успел оформить. Этим пришлось заняться тете. Схо-див куда-то, она продиктовала мне заявление о желании быть усыновленным, потому что мои родители - учителя - умерли. В результате я получил документ, удостоверяющий, что я - Струнников Владимир Александрович. Теперь можно было поступать в вуз, и я стал студентом Горского сельскохозяйственного института». 
    Первый раз он защитил диссертацию в 1947 году, доработав небольшие разделы дипломной работы, второй - через пять лет. Повторная защита понадобилась потому, что его с женой - она тоже была генетиком - лишили уже защищенных кандидатских степе-ней за отказ принять лысенковское «учение». Жену к тому же уволили, а его, в связи с крупными научными достижениями оставили… на должности младшего научного со-трудника. Звание Героя Социалистического Труда Владимир Александрович Струнников получил в 1990 году «за особый вклад в сохранение и развитие генетики и селекции и подготовку высококвалифицированных кадров». 
    О других детях Евгения Чехова скажу: Константин до фашистской оккупации ра-ботал бухгалтером в конторе «Заготзерно» в Верхнем Мамоне, после оккупации - бухгал-тером в столовой в Богучаре, жил на улице Кирова - второй дом от здания бывшей мили-ции. В 1932 году его объявили врагом народа, после реабилитировали. Сестра его жены вышла замуж за человека, который заведовал районным отделом НКВД. 
    В семье Константина было двое детей: Римма (1932 года рождения, живет в Мос-ковской области пос. Селятино) и Евгений (1936 года рождения жил в Ессентуках, умер) Валентина Евгеньевна Чехова вышла замуж за профессора хирургии Александра Никола-евича Струнникова и жила в Ессентуках Ставропольского края. Анна Евгеньевна Чехова стала врачом, а затем преподавала в Воронеже. 
    Интересна судьба учительницы Марии Евгеньевны Чеховой. После ареста братьев Константина и Ивана, она уехала в город Панфилово Казахской ССР, где в 1927 году ро-дился ее сын Олег. Он сохранил свою фамилию Чеховых, трудился на Московском авто-механическом заводе, в 1953 закончил аспирантуру, в 1970 защитил докторскую диссер-тацию. Последнее время работал профессором Московского государственного универси-тета инженерной экологии. Олег Синанович являлся академиком трех академий. Умер в 2001 году. 
    В селе Филоново и Богучаре до сих пор хорошо сохранились дома, в которых жила семья Евгения Емельяновича Чехова. В 90-х годах XX столетия в село приезжала Вера Евгеньевна Чехова, которая хотела вернуть родной дом, но не получилось.


    29.09.2015 в 21:08
    0
    771
    sheivan
    Культура, искусство, история
    Понравилась статья?! Поделись ей с друзьями, кликни кнопочку своей соц.сети.
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email:
    Код *:
    Статистика Анализ сайта
    Контакты:
  • pochta@mboguchar.ru
  • Россия, Воронежская обл., г.Богучар
  • Финансовая помощь сайту "Мой Богучар"
  • Мой Богучар (c) 2011-2017 // Сайт создан в системе uCoz // Студия AlexandrS
    Наверх